Вверх
Подписаться
Мобильная версия сайта
События
Праздники
Места
Мечети
Традиции
Проекты
Фильмы
Темы
Традиции

Рамадан

Месяц Рамадан: поставить жизнь на паузу. В течение года воспоминание о месяце Рамадан проносится в мыслях как искра: осталось еще пять, четыре, три месяца. Рамадан-2017 начнется в конце мая. Оставим ученым споры о том, можно или нельзя рассчитывать точную дату по астрономическим данным. Сегодня вспомним и окунемся в атмосферу священного месяца.
Рамадан
Автор: Лейла Умм Хурейра

 
В северном полушарии лето, жара и Рамадан идут рука об руку уже несколько лет подряд. Рамадан в переводе с языка курайшитов, у которых этот месяц выпадал на самые жаркие дни, означает «палящий зной». Есть бабушки в татарских селеньях, на памяти которых и два, и три календарных цикла, когда месяц поста приходился на летний сезон. Но бабушки-героини – это не про нас. Мы пугаемся и ноем: а вдруг не получится? Дни долгие, солнце жаркое, асфальт раскаленный, в квартире духота. В реальности все проще, чем рисует трусливое воображение. Помогают три простых правила: много белка и клетчатки на сухур, много зеленого чая и минеральной воды, поменьше физических нагрузок. На второй-четвертый день организм перестраивается на новый режим. Перестаешь думать о желудке и начинаешь заниматься делами, на которые странным образом появляется больше времени. Хотя никакого чуда нет: время освобождается из-за отсутствия чаепитий с печеньками.


Одиннадцать, десять, девять часов до магриба… Раскрываю книгу, которую хочу прочитать в течение месяца. Абу Хамид Газали – «Наставление верующим». Основы ислама, которые обязан знать грамотный мусульманин.


Чем еще можно занять длинный летний день поста?
Например, выучить дуа, которое будешь повторять в молитвах.
Или включить Коран и прослушать то, что прочитал или выучил за ночь.
Или обзвонить родных, друзей, знакомых и пригласить их к столу на ифтар.


Ценность Рамадана в том, что он позволяет поставить жизнь на паузу. Поставить иман на подзарядку, как говорит кто-то из проповедников. И хотя никуда не денешься от работы (о счастливчики, которые могут себе позволить отпуск на целый месяц!) и от домашних дел (от которых ни одной жене и матери никто не выпишет вольную), но бытовой рутине начинаешь придавать значения не больше, чем она заслуживает. Поймешь, что твой ризк не убудет, если купить мяса, купить рис, огурцы с помидорами и лимонад и накормить постящихся братьев или сестер, потому что Всевышний обещает прощение грехов тому, кто накормит постящегося.
Первый Рамадан, а иногда и второй, не всегда понятен новичку. Ведь мусульмане не должны грешить в любое время года. Не только в Рамадан мы должны воздержаться от сплетен, лжи, сквернословия, брани и проклятий, не говоря уже о тяжких грехах. Не только в Рамадан мы читаем Коран и встаем на ночные намазы. В чем же тогда смысл этого месяца? В отказе от пищи и питья? Осознание приходит не сразу. Любое поклонение мы совершаем ради себя: и намазы, и хадж, и милостыню. И только пост в Рамадан мы держим ради Всевышнего. И степень награды за него мы не сможем себе представить.


Первый шаг – самый трудный. А вдруг сломаюсь и не выдержу? Проходит первый день Рамадана, второй, третий. И чем чаще грызешь печенье, тем сильнее грызет чувство вины. Ищу себе оправдание, глядя на смуглых рабочих на стройке, которые покуривают и попивают кока-колу в разгар дня. Вот им же можно. У них работа тяжелая, скажете? А может быть, язва двенадцатиперстной кишки или гастрит? Найдите мусульманину семьдесят оправданий, прежде чем упрекать его в грехе. А у меня – чувство вины. Которое отпустит только когда заведешь будильник, проснешься перед рассветом, проглотишь несколько кусочков, что в горло полезут, и мужественно продержишься весь день. Ты справился, ты молодец.
Двадцать дней до конца Рамадана. Все-таки он быстро от нас ускользает.


Наш никах пришелся на Рамадан. Несмотря на доводы, которыми мужа засыпали его друзья и доброжелатели: женитьба в Рамадан – это харам, не удержишься от соблазна, жена будет отвлекать от поклонения. Напуганные не на шутку, ищем далиль в интернете. Не находим. Имам в мечети подтверждает: нет запретного в дозволенном, – и проводит обряд. И первый свой семейный день поста мы отпускаем финиками и соком из пакета, купленным в лавочке при мечети.


Четыре, три, два часа до магриба. Солнце опустилось из зенита, от раскаленного асфальта поднимается жар, мысли превращаются в пюре. Нужно отправляться в поход за продуктами. На кухонном столе – наскоро найденный в интернете и распечатанный рецепт лимонного пирога и индийского бирьяни. Все-таки Рамадан, хочется праздника. У хорошей хозяйки на стол не помещаются тарелки со снедью. Хотя Рамадан – это не о том, чтобы сытно поесть. Это о том, чтобы оценить милости Всевышнего, за которые мы обычно неблагодарны. Осознаю, как это чудесно – поесть, когда голоден, выпить воды, когда мучаешься от жажды. Этой возможности лишены тысячи людей на земле. Читаю в новостях, как в условном Урюпинске пенсионеры ругают владельца пекарни, который каждый день раздает им хлеб бесплатно, стоит ему задержать раздачу хоть на полчаса. В этой анекдотической новости – вся суть человеческой неблагодарности. Только не говорите, что не испытываете недовольство, когда не хватает денег на мясо к обеду.


Часа за два до заката солнца мы собираемся в Шатре Рамадана и начинаем готовить. Откровенно говоря, чаще готовят мужчины – мигранты-рабочие из Самарканда, Термеза или Оша. Амина и Айша бегают по лужайке и играют в бадминтон, чтобы обмануть усталость. Я смотрю в небо, в котором парит парапланерист. Вечернее небо над российской глубинкой, пронизанное золотыми облаками. Здесь соблюдают пост шесть сотен человек. У нас не разбивают пикники-ифтары на лужайках, городские парки и деревья после захода солнца не мигают разноцветными гирляндами, по утрам нас не будят на сухур барабанщики, разъезжающие по предрассветным улицам на мотоциклах. У нас всего лишь крошечный островок Рамадана, в котором мы, сестры, приходим поесть плова, почитать Коран, сделать совместный намаз и просто побыть вместе. Одна из нас, Айша, обучалась Корану в каирской школе, и когда она читает аяты, они пронзают сердце.


Три, две, одна минуты до азана. Мы сидим над блюдом, в котором дымится плов, и читаем про себя дуа. Наступает момент, когда отворяются небеса и принимается молитва – молитва постящегося в момент разговления. Мы просим имана, прощения грехов, праведного мужа, ребенка, здоровья. Мы мечтаем встретить следующий Рамадан в Стамбуле, Дубае или Каире, среди мусульман. Мы полетим, как те счастливые арабы из рекламного ролика «Турецких авиалиний», по улицам Стамбула, переводить дух в тени мечетей, кормить голубей на площади Султанахмет, а после вечернего азана, когда зажгутся фонарики, будем отпускать пост соком, купленным у торговца апельсинами, потому что в кафешках не хватит места на всех постившихся.


Одна из нас не доживет до следующего Рамадана. Айша долго не будет обращать внимание на головные боли, списывая их на усталость и высокое давление, врач в участковой поликлинике не заметит ничего страшного, а когда объявят сбор на лечение, будет поздно. Злокачественная аденома гипофиза, обнаруженная на третьей стадии, сожжет ее за пять месяцев. Другая из наших сестер тоже не его встретит. За три месяца до Рамадана она разойдется с мужем, выйдет из ислама и вернется к прежней жизни со своим новым бойфрендом.


До нового Рамадана осталось меньше двух месяцев. И не так уж важно, что я жду его не в тени мечетей Стамбула и не в песках Каира. И что не могу найти хотя бы десятка два постящихся, чтобы пригласить к себе и накормить. Есть бесценное – шанс исправить ошибки, которые совершили в течение года, стереть грехи из своей Книги деяний, получить прощение Всевышнего. В последнюю ночь прощается тем, кто держал пост. Я скучаю и надеюсь встретить тебя еще хоть раз, благословенный Рамадан.